"Злой дальнобой" из Гродно рассказал, как стал паблишером мобильных приложений. И как отказался от экзита в полмиллиона евро

В сети его знают как Злого Дальнобоя. Он представляется коротко — Максим, без фамилии: «В YouTube это считается плохим тоном». Максим ведёт канал «Злой Дальнобой» — и время от времени уходит в рейс месяца на два.

dev.by он рассказал про то, как «вложился в ИТ-историю»: у него три собственных приложения для водителей-дальнобойщиков. Он говорит, что потратил на одно из них 35 тысяч евро, но заработал больше 100 тысяч долларов меньше чем за год. 

- Максим, почему «злой»-то?

- Во-первых, словосочетание хорошее: в меру провокационное и звучит. А во-

вторых, когда я пробивал по поиску, Google ничего похожего не выдавал. А теперь по запросу «Злой дальнобой» только я.

- В публикациях СМИ представляют вас как «айтишника».

- А я уже айтишник. Я ведь дальнобойщиком никогда и не был — занимался продажей компьютеров, а в Европу поехал снимать видео. Обо мне пишут по-другому: мол, сначала поехал в рейс, а потом мне в голову пришла идея снимать всё, что вижу. Но было не так: идея появилась раньше. Тогда YouTube только поднимался — и мне показалось это интересным: поездить по Европе, поснимать, да ещё за чужой счёт. Мне ведь платили две тысячи евро в месяц.

- Кто платил?

- Работодатель. Там такая история — закачаешься. Это ведь сейчас можно

 посмотреть мои видео и начать работать в Европе. А раньше ты искал информацию, а по запросу в поиске — ноль.

Через каких-то знакомых я в итоге нашёл людей, выходцев из Казахстана, они сказали: «Да-да, покупай билет — мы пока документы сделаем». А я только-только получил права, да и то почти случайно: пошел на курсы, просто чтобы мозги за зиму не закисли.

Я сказал, что на фуре не работал ещё. Они такие: «Нет проблем! Будешь стажёром — с тобой рядом сядет человек, всему научит». А в итоге меня встретили где-то между Льежем и Ахеном, дали ключи и сказали: «Машина там-то, прицеп — во-о-он в том городе» (я его название даже сейчас не выговорю). Выезд в три ночи. Удачи!» И так началась моя карьера дальнобойщика.

Было страшно, конечно. Но выбора не было — не скажешь же: «Не поеду!» Я и канал уже завёл, дисклеймер сделал. Получил в той поездке штраф — и это был классный материал для первого видео.

- Как росла аудитория, помните?

- Очень быстро: я приехал из рейса, а у меня уже тысяча подписчиков. В конце первого «сезона» их было 32 тысячи, со вторым ещё столько же приросло. Дальше аудитория не росла так стремительно. Но ведь это такая тема специфическая: мои 72 тысячи человек — это как миллион у какого-нибудь Бумаги.

Из дальнобойных мой канал один из самых крупных в мире — они больше и не набирают. Миллион «мёртвых душ» можно хоть завтра купить, но, а смысл — деньги-то дают за просмотры.

- Не так давно «Зубр Капитал» вложил до $10 млн в MediaCube. С кем работали вы — с YouTube напрямую?

Нет-нет, всегда только с посредниками. Тогда на слуху были Air — украинцы. Мы договорились: они забирают 30%, но защищают мои интересы. YouTube — огромная машина, где никто ни с чем не разбирается: робот получил жалобу — забанил, и писать некому. А так я обращаюсь к ребятам из Air, и они разбираются с YouTube. Они мои «адвокаты».

- И что, приходилось хоть раз прибегать к их помощи?

- Ну я же Злой Дальнобой — постоянно устраиваю разборки, провожу расследования и «гроблю» целые компании, которые «кидают» водителей. Мне пишут письма, угрожают расправой — но я всем говорю: «Хотите меня убить, становитесь в очередь! Она квартал огибает». Тогда они начинают жаловаться на мой канал в YouTube.

Скажите, а зачем вам всё это было нужно — канал, бесконечные поездки?

Это держит тебя в тонусе. Вылазка в рейс — как глоток свежего воздуха: ты попадаешь в какую-то другую струю. Остальные люди просыпаются в собственной квартире, а у тебя в течение 60 дней каждое утро новая локация и новый туалет. В поездках у тебя мозг работает нестандартно.

- Как и когда появилась идея сделать приложение для дальнобойщиков?

- Давно — года три назад. Я его выстрадал, можно сказать. Дело в том, что у водителей сложный режим труда и отдыха, и всё нужно просчитывать, потому что за сокращение отдыха на каких-то полчаса можно получить штраф в две тысячи евро. В каждой машине стоит тахограф, который записывает все твои действия: транспортная инспекция останавливает тебя, вставляет флешку — и считывает телеметрию за 28 дней в свой компьютер. Тут по собственной глупости можно и без штанов остаться!

Но мне было лень всю эту чушь считать. Особенно в три часа ночи, когда нужно отправляться, а тебя кругом заставили фурами — и ты носишься по паркингу и всех будишь, чтобы выехать. Да и потом, после 15 часов за рулём, тоже не до арифметических вычислений — в голове одна мысль: «Как же я устал». Вот я и подумал, что глупо в XXI веке рыть траншею лопатой — нужна программа, элементарная «считалочка»: кнопочку нажал — получил результат.

- И что, таких не было?

- В Google Play Market было несколько приложений-«близнецов» — все неудачные. В них каждое действие нужно дублировать: трогаешься — жмёшь на кнопку, останавливаешься — тоже. Окей, я в Берлине стою в пробке: ближайшие пять часов я остановлюсь и тронусь с места тысячу раз — и что, мне нужно две тысячи раз нажать на кнопку? Ну бред же!

Мы сделали всё по-другому. Я подходил к незнакомым водителям с прототипом приложения и говорил: «Смотрите, какая штука». Им даже инструкция не нужна была: они прекрасно понимали, что это и для чего.

- Сами программу сделали?

- Хоть я и технически грамотный человек — с 16 лет писал программы: сначала на Basic и Pascal, потом на Delphi и немножко на Assembler, — но нет, не сам.

Я написал техническое задание — та-а-акенный талмуд с картинками: «Нажал кнопку — пошла такая штука, дойдя до этого уровня, начала пищать — появились цифры», — как в детском саду. Полгода я разрабатывал дизайн, потом нарисовал прототип на бумаге и поехал с этим листиком в рейс. В дороге тыкал пальцем и проверял: удобно — неудобно. Так примерно за месяц понял, каким должен быть окончательный вариант.

Потом, когда мы уже сделали MVP, я дорабатывал сервис с другими водителям — они меня просили: «А сделай здесь ещё это» или «А тут просится то». В тестировании участвовало около ста реальных водителей — у AntiBAG Тахограф было 52 обновления. Но за тот год мы сделали идеальный продукт для дальнобойщиков.

- Вы ведь не с первого раза нашли разработчиков. Расскажите об этом подробнее.

- Эту историю нужно рассказывать всем в назидание. Когда встал вопрос, кто будет писать код (я ведь никого не знал), я полез в Google. Нашёл разработчиков в Днепропетровске, но они запросили дурные деньги — 10 тысяч долларов, причём наличными.

— Ребята, какие наличные? Пришлите договор — я перечислю вам на расчётный счёт.

— Нет, у нас нет представительства в Беларуси. Только наличными.

— Друзья мои, я не могу даже приехать к вам — у вас там почти линия фронта.

А я ещё сделал одну ошибку — пересказал им свою идею во время брифинга по скайпу и объяснил, почему есть потребность в продукте. И тогда они попытались украсть мою идею. Вернее, они повторили всё то, что уже было в Play Market, — сделали ещё один нерабочий сервис.

К тому моменту о проблеме узнал один мой знакомый и сказал: «Что ты паришься — в соседнем же доме сидят ребята, иди к ним!» А там, и правда, большая компания — 100 человек на двух этажах разместилось, работают на Америку и Европу. Они удивились:

— Вы кто?

— Просто человек с улицы. Хочу сделать мобильное приложение — можете?

Пошли в переговорку. Я попросил убрать все диктофоны и блокноты: «Пока просто поговорим, потому что разработка будет вестись через NDA». Объяснил им всё. Они посовещались — и позже выставили мне счёт на 4,8 тысячи долларов.

Знаете, такую цифру тяжело принять. Вот купил ты телефон — так это же осязаемая вещь. А когда тебе называют сумму, которой хватило бы на покупку автомобиля, и взамен обещают дать какую-то программку — ой как это непросто принять! Когда в компании назвали цифру, я сказал даже: «Ничего себе! Я думал там 800 евро будет, и то много».

- Сколько времени ушло на саму разработку?

- Много, вроде элементарное приложение, а 2,5 месяца делали. И знаете, что мне не понравилось: я общался с девушкой-менеджером, она шла к тимлиду, он к следующему спецу, а тот ещё к кому-то… И если утрировать, то я просил добавить зелёный квадратик — а на выходе получал красный треугольник. Снова шёл к первой девчонке — и всё повторялось. Это меня просто задолбало!

— Дайте мне доску и программистов посадите — я всё начерчу и покажу. И они за день сделают, — просил я.

— Нет, так нельзя.

Нервов было столько! А ведь любое изменение стоит денег: поменять цвет кнопки — 150 баксов. За год, пока мы вносили изменения в нашу MVP, набежало больше 35 тысяч евро. Но отказаться от услуг разработчиков тоже нельзя было — они давали гарантию, что программа будет работать на всех Android-устройствах. Это ведь под iOS легко писать — если на твоём iPhone 10 всё работает, то и у Мадонны на таком же телефоне будет все окей. А с Android другая история: в мире 13 тысяч устройств, и все разные.

- А почему вы не писали под iOS?

- Потому что я делал приложение для себя. А интерес оказался такой, что оно окупилось за семь дней, хотя и стоит 12 долларов — для Play Market это очень дорого.

- Писали, что вы продали своё приложение.

- Нет, мне предлагали за него полмиллиона евро — я не отдал.

- Кто предлагал?

- Не могу сказать — пообещал молчать. Наши ребята, белорусы. Но я сразу понял: зачем мне полмиллиона, если меньше, чем за год, я заработал на приложении более 100 тысяч долларов. В течение следующего года они превратятся в 300 — продажи идут по экспоненте. Интерес пользователей только нарастает: водители на паркинге отдыхают вместе — у одного пищит телефон. «Что это у тебя?» — «Да вот смотри. А ты до сих пор на бумажках считаешь? Ну ты и лох! XXI век на дворе».

- Кроме этого приложения вы сделали ещё два, правильно?

- Да, потом был Датчик колейки (то есть очереди) и приложение, которое показывает, в какие дни в какой стране запрещено движение по дорогам — специальный календарь с автоматической актуализацией.

Все они родились в поездках. Обычно ведь как бывает: ты катишь по автобану, а потом видишь — впереди авария, все стоят. Или очередь на границе. И ты 5 часов сидишь, уставившись вперёд. Но стоит только уснуть — все поехали.

У дальнобойщиков есть свой датчик, но он часто глючит и стоит дорого. Поэтому я подумал: почему бы не сделать такую программу, которая бы позволяла контролировать этот процесс — в телефоне же есть камера.

В Play Market уже были какие-то сервисы, но с существенным ограничением — они использовали всю площадь кадра. А мы сделали прицел: он увеличивается и уменьшается, и камера смотрит только на то, что находится внутри прицела. Поэтому мимо ходят люди, по соседней полосе движутся машины, но сигнализация лишний раз не срабатывает — удобно.

Конечно, во время разработки не обошлось без трудностей: мы поломали голову, как сделать так, чтобы приложение различало, движение это или просто кабина шатается от ветра. Но в итоге справились: для дневного режима использовали ИИ, для ночного — нейросеть.

- Вы всё время говорите: «мы».

- Потому что всё остальное делала уже моя команда. Так получилось, что знакомый случайно свёл меня с программистом, который делал приложение вроде «AntiBAG Тахограф» по заказу одной транспортной компании. Он расспрашивал меня, что да как, я объяснял, и за четыре часа разговоров мы осознали, что мы — родственные души, понимаем друг друга с полуслова.

- Он отказался делать тот проект и перешёл к вам?

- Нет, мы разошлись, а через неделю опять встретились — за это время он уволился, снял офис в центре города и стал работать сам на себя. Теперь это наш офис. У меня так много проектов, что я загрузил его работой на год вперёд. Он даже двух программистов взял себе в помощь. Плюс ещё три человека иногда работают у нас на «удалёнке».

- Вы упомянули, что у вас много проектов. Какие ещё?

- Кроме собственных есть ещё 12, в которые я вкладываюсь как инвестор, а также выступаю, как ментор за определённый опцион. Так что у меня уже свой инкубатор.

- Проекты для дальнобойщиков?

- Нет, разные. Со временем ко мне стали приходить люди: у кого-то были деньги и крутая идея, у кого-то только идея, но и те, и другие не знали, ни куда пойти, ни что делать, да и побаивались — а вдруг украдут. Я сам через это прошёл.

Типа «крутые» инвесторы, заявляют, что идея ничего не стоит, — это полная чушь! Дайте мне классную идею — и дальше вы мне не нужны: с деньгами и со своими спецами я сделаю конфетку. Поэтому я всегда со всеми подписываю NDA (это правило) — люди успокаиваются и начинают рассказывать, что же они хотят сделать.

Чаще ко мне приходят без денег. Мы договариваемся: если я вкладываюсь только в разработку — такой опцион, занимаюсь ещё и продвижением — тогда больше. Говорят, из 10 проектов обычно только 1 приносит прибыль, и это даже не единорог — просто проект, который себя окупил. У меня сегодня уже все проекты прошли точку безубыточности.

- В основном работаете с белорусами?

- У меня есть и польские проекты, и литовские, украинских два, и столько же белорусских.

- Большую часть своего времени находитесь в Беларуси или в рейсах — снимаете видео для YouTube?

- Нет, я в рейсе не был около года: во-первых, так складываются семейные обстоятельства; а во-вторых, вся эта ИТ-история начала отнимать слишком много моего времени.

- А как же контент для канала?

- Контент есть: за два месяца в рейсе ты снимаешь чуть ли не на год вперёд. К тому же канал — это хобби, он и не задумывался, как бизнес.

Понимаете, когда ваш бизнес зависит от кого-то, это уже не бизнес. Поставит Россия серваки «на границе», запретит YouTube — и всё закончится. А вот история с приложениями совсем другая: ну не будет завтра Play Market — я буду через свой сайт распространять их.

Почему этот бизнес крутой: на склад может прийти налоговая или бандиты — и всё забрать, или он сгореть может. А с мобильными приложениями всё просто: надо вам миллион копий завтра к обеду — я дам. А ещё в любой момент можно положить ноутбук в рюкзак, сесть за руль и уехать в любую точку мира — и ничего не изменится: ты будешь делать ровно то же самое. Это здорово! Это свобода!

На Земле сегодня около 5 миллиардов активных пользователей смартфонов. В Play Market проходной двор — там ежедневно 3 миллиарда человек толчётся. Даже если твоё приложение купит 0,0013%, ты уже миллионер. И какой смысл делать бизнес в Гродно, где 300 тысяч населения, когда есть целый мир?

Интервью работа приложение блогер дальнобойщик
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Комментарии

1
Происшествия
Сообщение из больницы поступило в ночь на 19 октября: в бессознательном состоянии со следами избиения доставлена 4-летняя девочка. Обстоятельства происшедшего выясняла уже милиция: ребенок вместе с 3-летней сестрой была на попечении отца. Родная мать девочек лишена родительских прав, а отцу вернули детей в 2018 году. 25-летний родной отец девочек проживал с женщиной, у которой также есть ребенок, сообщается в Telegram-канале Следственного комитета. В пятни...
Общество
Вышедший полгода назад 140-й указ о льготной растаможке дал более чем полумиллиону наших граждан возможность ввозить автомобили из-за границы с уплатой 50% пошлины. Это документ снова сделал пригон машин актуальным. Как и прежде, самыми низкими пошлинами облагаются авто в возрасте 3-5 лет. Но указ, как оказалось, открыл двери для ввоза куда более возрастных машин. Владимир Аплевич изучил, во сколько обойдется пригон из Европы автомобиля старше 10 лет и ест...
Культура
Как это обычно бывает в древних городах, есть центр туристический, а есть не очень — так и в Гродно. В окрестностях пешеходки и центральной площади все бурлит, но всего в нескольких сотнях метрах на север пока еще сохраняется уникальный для целой Беларуси квартал Новый Свет. Окей, внешне не самый привлекательный, такой замес из деревянной и каменной низкоэтажной застройки, но обладающий определенным шармом и ценностью, в том числе в глазах чиновников. Новы...
Бизнес
Виктор Малец из-под Лиды всю жизнь работал в сельском хозяйстве. На пенсии не смог лежать на диване. Взял в аренду поле и завел коров. Как сделать надои в разы больше, чем колхозные и почему нужно знать телок по именам. Баранов — на мясо, шерсть — в огонь Ему 61 ​​год. Происходит из Лидского района. Сорок лет отдал колхозам как агроном, позднее как председатель, а потом как чиновник в райисполкоме. В 55 лет вышел на пенсию по состоянию здоровья, пишет Своб...
Культура
Гродно — уникальный город и кардинально отличается от остальных областных центров страны. Кто-то его любит, кому-то он не нравится, но уважать его стоит хотя бы за то, что именно здесь снимался легендарный фильм «Белые Росы» (а не многие об этом знают). Вместе с директором АН «Магазин Недвижимости» Владимиром Пыльским прошлись по площадкам, где снималась знаменитая картина, и посмотрели, как изменились известные по фильму места. «Это фильм, который заставл...
Общество
С 1 октября в многоэтажках Гродно потеплело. В прошлом сезоне строка «отопление» в жировке тянула на 15 рублей в месяц за квартиру в 60 квадратных метров. На сегодняшний день стоимость тепловой энергии для жилого фонда в стране – 18 рублей 48 копеек за гигакалорию. Этот тариф будет действовать до конца декабря. Подорожало тепло в мае примерно на 1,5 рубля, пишет Перспектива. Цена отопления в жировке зависит от общей площади квартиры и показаний общедомовог...
Общество
Супруги Модеуш и Ядвига Бялые в развозной торговле не новички. Уже 15 лет их автолавки колесят по Гродненскому району. Когда-то начинали с пары-тройки деревень, сегодня торговая география — более 180 населенных пунктов. И не сказать, что дело мегаприбыльное. Супруги шутят: «Летом работаешь, зимой терпишь». А что? Если летом деревенька живет — тут тебе и внуки, и дачники, и уроженцы на побывке в родительских хатах, то в холода и без того малочисленные села...
Юрий Комягин
Тридцать пять лет назад, в конце 1984 года, гродненец Сергей Коленченко задумал написать книгу о советской экономике. Только правдивую, которая реально объясняла бы, что на самом деле происходит с экономикой в СССР. Вскоре рукопись была готова, и автор засел за пишущую машинку. За один раз на ней, используя копирку, можно было отпечатать пять экземпляров. Сергей решил, что такой тираж более чем достаточный. После чего он самостоятельно сделал переплет, и с...
Фото
Сегодня, 18 октября, в Минске в предварительном судебном заседании рассматривался иск в отношении автора популярного в Беларуси Telegram-канала. Степан Путило, которого больше знают как NEXTA, в августе сообщил о том, что председатель Слонимского райисполкома Геннадий Хомич и его жена были задержаны за рулем в состоянии опьянения. Чиновник обратился в суд. Он требует опровержения изложенных сведений и моральную компенсацию. Ни чиновник, ни блогер на суде н...