Из гадалки в психолога: как не стать жертвой мошенников

Рекламу магов, ясновидящих и гадалок в стране запретили еще в 2008 году. И все они тогда вдруг поголовно стали психологами, предлагая вместо снятия порчи помощь в личных проблемах. Понятно — для вида.

Таились кудесники недолго. Сейчас в интернете, на столбах и в лифтах — сотни объявлений с услугами на современный лад: от дистанционного гадания и бизнес–магии до магии однополых отношений. Неужто оккультный сервис, который все больше приобретает репутацию рассадника аферистов, пущен на самотек?

Психологи — направо, волшебники — налево

С чего все началось? Лет 10 назад, знакомит меня с предысторией начальник сектора по рекламе управления защиты прав потребителей и контроля за рекламой МАРТ Инна Гаврильчик, в газетах и на телевидении (в том числе на транслировавшихся у нас российских телеканалах) появилось очень много рекламы гаданий, особенно по телефону. Указывались телефонные номера, и люди звонили. «Исцеляли» их дистанционно и основательно — по особому тарифу, попутно избавляя от немалых сумм. Такие многократные сеансы могли длиться часами. А потом на министерство обрушился шквал жалоб: потребители уверяли, что их ввели в заблуждение, не сказав о высокой стоимости разговора.

На проблему тогда обратили внимание и представители церкви. Было много мнений и предложений. Итогом стал запрет в 2008–м рекламы работы гипнотизеров, экстрасенсов, гадалок, спиритов, астрологов, колдунов, прорицателей и других особ, объявивших себя способными предсказывать события, влиять на людей, используя сверхъестественные способности. Вскоре кудесники «переквалифицировались», рекламируя уже обучение гаданию. Да только суть услуг осталась прежней, поэтому следом запретили и такую рекламу. А чтобы наверняка отделить шарлатанов от профессионалов, ввели лицензирование на оказание психологической помощи.

Лицензии психологам выдавал Минздрав. Как это работало, спрашиваю у главного нарколога Ивана Коноразова. 

– Желающие получить разрешение проходили через специально созданную межведомственную комиссию, которая оценивала профессионализм кандидатов. Первое требование — наличие у них психологического образования. Также смотрели профстатус: сколько лет человек практикует в этой сфере, какие методики использует. С каждым претендентом беседовали отдельно. Если он, допустим, заявлял, что применит психодиагностику, то должен объяснить, какими будут тесты и насколько хорошо их знает. Полагаю, что маги и ясновидящие отсеивались уже на первом этапе — при подаче документов в комиссию.

Вроде все правильно и верно, да только рассчитано на человека порядочного.

— Реклама нашей работы запрещена? Кем? — ясновидящая на том конце провода, похоже, едва сдерживалась, чтобы не расхохотаться (она была готова исцелять даже по телефону). Ее телефонный номер, как и других, я запросто нашла в интернете — достаточно ввести в поисковике «магические» слова. Сотни объявлений, сайтов, где все как один якобы потомственные маги, чей дар передается из поколения в поколение.

– Слушай, ну что ты все вопросы задаешь? Давай погадаю, — моя вторая телефонная собеседница явно цыганских кровей. — Могу на картах, на воде. Хочешь — приворот и снятие порчи, предсказание или коррекцию судьбы?

И так почти по каждому номеру, где сняли трубку. Что характерно, эти люди не прячутся, оставляют адреса своих офисов, телефоны, фото. «В миру» волшебники оканчивали те же институты, что и мы с вами, работают в обычных сферах. В свободное время «исцеляют» желающих с помощью магии. Вот, правда, ни разу не слышала, чтобы эта помощь была бесплатной или за символическую копеечку, всегда приличный тариф. А это уже коммерция. Легальная ли?

Реестр колдунов

У нас, как и в России, законодательно оккультно–магическая деятельность не регламентирована. При этом в Белстате узнаю любопытную вещь: в белорусском общегосударственном классификаторе видов экономической деятельности значатся–таки астрологи, гадалки и работники родственных им профессий. Фактически это разрешение на работу. Выходит, что реклама их запрещена, а деятельность — нет. Как верно подметила моя собеседница из Министерства антимонопольного регулирования и торговли, такие услуги были востребованы всегда:

— Однако постоянным контролем и штрафами для нарушителей мы добились исчезновения из печатных изданий рекламы магической деятельности. Ведь раньше на этом поприще работали целыми организациями, контакт–центрами, которые поставили оказание данных услуг на поток.

— Теперь маги все больше уходят в интернет.

— Мы делаем все, что можем. В этом году МАРТ и исполкомами вынесено 5 предписаний, составлено 3 административных протокола, в Мининформ направлены сведения для ограничения доступа к 28 сайтам (там рекламировались услуги гадания, указывались контактные данные). Конечно, легче справиться с нарушениями в печатной периодике и на телевидении. В интернете же закрываем мы одни сайты — появляются другие. Как показывает практика контроля за рекламой, эта работа со временем тоже даст положительный результат.

И Рада не рада

Люди доверчивы по натуре, это факт. Интерес к шарлатанам здорово подогревают и программы о паранормальных способностях. Помню, как–то один «телеэкстрасенс» по этому поводу высказался: «Почти все участники программы — профессиональные актеры, а монтаж делают по готовому сценарию». Вот так. Между тем, по оценке специалистов, процентов 20 — 25 граждан легко внушаемы, склонны верить мошенникам, отдавая им все до копейки. Особенно охотно ведутся на мифическое решение проблемы, если аферистам удастся нащупать ее суть. Таких примеров все больше.

В Гродно в мае 2017–го возбудили уголовное дело за мошенничество. Горожанка обратилась для снятия порчи к гадалке. Та убеждала: дело сложное, дорогое. С ходу получила от посетительницы все деньги, что у той были при себе. Но проклятие не снималось, пришлось добавить 11 золотых украшений.

Другую ведунью–мошенницу немногим раньше задержали в Минске. В Витебске она тоже «лечила» от недуга. А когда после нескольких встреч витебчанка прекратила общение с «магом», ею занялась дочь лжецелительницы. При встречах Рада рассказывала о своих способностях и (разумеется) дорогостоящих обрядах. В общем, с ноября 2014–го по май 2015–го преступница присвоила 1.000 евро, 3.750 долларов, более 12 тысяч рублей, украшения потерпевшей... Ненаучный подход дорого обошелся жительнице Речицы. Избавляясь от «сглаза», она отнесла обманщице 20 тыс. рублей. А начиналась история банально: на улице подошла незнакомка, представилась ведуньей и завела сказ о страшной порче, которая будет преследовать весь род.

Привлечь к ответственности таких аферистов возможно, рассказывает газете "СБ беларусь Сегодня" замначальника управления главного управления угро МВД Андрей Микулич. Труднее с мошенниками, обитающими в другой стране, с которыми жертва общалась лишь по телефону. Как в истории витебчанки Людмилы Германовой, перечислившей мошенникам — телевизионным ясновидящим и парапсихологам — около 120 тысяч долларов («СБ» первой обратила внимание на эту проблему). Слишком поздно поняла: эфирные звонки — профанация, а в студию во время эфира звонят «свои» подготовленные люди. С теми же, кто попался на крючок, «экстрасенсы» работают, судя по всему, используя психометодики. И вот прокуратура Витебска возбудила уголовное дело, поскольку в преступной схеме россиян возможен белорусский сообщник.

Трудно не согласиться с А.Микуличем: «В таких преступлениях состав мошенничества, в принципе, сложно доказуем. Да, человек сам отдает злоумышленнику деньги, но с другой стороны — на него воздействуют психологически, вводят в заблуждение. С сожалением приходится констатировать, что на чужой территории, в чужой стране, мы бессильны, хотя делаем все от нас зависящее».

Автор
( 0 оценок )
Актуальность
( 0 оценок )
Изложение
( 0 оценок )

Отзывы и комментарии