История жизни 92-летнеего ветерана из Гродно: о войне и мире, потерях и любви

История гродненки Зинаиды Тимофеевны Судаковой, которой 92 года. Ее жизнь совпала со многими драматическими событиями в истории страны, но, несмотря на все тяготы и лишения, она сумела сохранить оптимизм и бодрость духа.

Сейчас Зинаида Тимофеевна живет в гродненском «Доме ветеранов» в светлой двухкомнатной квартире. Говорит, что о лучшем жилье и не мечтала, и вспоминает, как 8 лет мыкалась по съемным углам с тремя детьми. 30−40−50-е годы прошлого века для нас такая же история, как события столетней давности, а для Зинаиды — это воспоминания, живые картинки, которые отчетливо возникают в ее памяти.

На столе — чай, пирог, в светлой комнате — тепло и уютно, хозяйка жилья раскладывает старые фотографии, долго на них смотрит и начинает рассказывать о своем детстве. Семья жила в деревне под Рязанью, пишет TUT.BY.

— Было нас в семье шестеро детей — три девочки и три мальчика. До революции родители особых проблем не испытывали. У деда была кузница и крепкое хозяйство. Я родилась в середине 20-х годов, а вскоре началась коллективизация. Отца признали сыном кулака, и в колхоз нашу семью не взяли. Однако выгребли все, что было, — мы остались ни с чем. Остро встал вопрос: что делать? Отца в свое время рекрутировали в царскую армию, где он должен был прослужить 25 лет, и его служба проходила в Москве, где в какой-то момент отец стал петь в хоре, который после революции стал называться «Краснознаменным». У родителей к тому времени было уже двое детей. Мама ездила в Москву к отцу, просила вернуться в деревню, но тот не соглашался. А потом все-таки вернулся в деревню и стал строить дом. Когда нас не приняли в колхоз — написал Сталину письмо, после которого мы все же стали колхозниками. А до этого пришлось поголодать — мы в буквальном смысле пухли от голода и питались только тем, что собирали в лесу — ягодами, грибами, щавелем. Да и в колхозе было трудно. Уже в свои 8−9 лет я трудилась на земле. Одежды и обуви не хватало. В семье был принцип — один снимет, второй наденет. А если обуви не хватает на всех, то кому-то приходилось сидеть на печке. Когда пошли в школу, то выбирали разные учебные заведения, чтобы можно было меняться одеждой. Никто не смотрел, что не по размеру, лишь бы была.

О репрессиях, платных операциях и взятках в 30-х годах

— В 1936 году у мамы обнаружили рак. Надо было делать операцию. Но все было платно — может быть, вы удивляетесь, но это было так. Говорили, что надо две коровы продать, а у нас и одной не было. Мама поехала в Рязань, нашла какого-то врача, дала денег ему лично, и уже за саму операцию не пришлось платить. А через месяц произошло нагноение шва, она снова туда поехала. В Рязани жил мой старший брат. И тот день я помню очень четко. Мама только вернулась в деревню, а ей сообщают, что Ваня утонул. Ему было всего 20 лет. Пришлось ехать обратно, жарко, всем плохо, а на похороны собралось чуть ли не полгорода — так горожан впечатлила смерть молодого парня.

В 1937 году в семью Зинаиды постучалась новая беда. Женщина вспоминает, что все было, как теперь показывают в кино — к дому подъехал черный «воронок» и забрал отца.

— Мы остались одни с мамой. Папа не вернулся. Его посмертно реабилитировали в 1954 году. Нам сообщили только то, что его гнали по этапу на фронт. И где-то там он вроде бы и умер. Как оно было на самом деле — теперь установить сложно, но, может быть, отец был расстрелян вскоре после ареста. Тут можно лишь добавить, что нас какие-то другие репрессии после этого не коснулись, несмотря на то, что мы стали семьей врага народа.

«Ну и девка». Ушла на фронт в 17 лет и стала санинструктором

— В 1941 году мне исполнилось 16 лет. Нападение немцев оказалось очень неожиданным, потому что до этого с Германией был заключен договор. Люди считали, что это предательство. А у меня было такое ощущение, что без работы я не выживу. Председатель нашего сельсовета посоветовала мне устроиться на должность фининспектора. На работу взяли даже без паспорта — шла война, и людей в тылу не хватало. Оказалось, что надо выбивать у людей налоги, подписывать их на оборонные займы на большие суммы. А у людей денег катастрофически не хватало. А тут еще похоронки, малые дети, война. Они плачут — и я с ними. Походила так несколько дней и отдала все «талмуды» обратно. И поехала в Рязань. Устроилась в типографию. Когда немцы близко подошли к городу, предприятие решили эвакуировать на Урал. Но я подумала, что не хочу в тыл голодать и мерзнуть, и попросилась на фронт. В военкомате сначала только усмехнулись — тебе 18 нет. Куда? На фронт? На оборону Москвы? Ты что, с ума сошла? А я расплакалась, но потом взяла себя в руки и говорю, что могу винтовку и разобрать, и собрать — этому меня научили в техникуме. Разобрала, собрала, на стрельбище выбила девятку. Военком говорит: «Ну и девка». И отправили меня на фронт.

Зинаида служила санинструктором в инженерно-саперных войсках. Она прошла сражения под Москвой. После были Тула, Смоленск, Бобруйск и освобождение Гродно. День Победы она встретила в Берлине.

— Что я помню о войне? Если честно, то страшно вспоминать. Что такое собирать трупы? Выносить раненых? Иногда бытовые условия были просто ужасными — палаток на всех не хватало. Вот например, мы освобождали Смоленск — дождь, снег, грязь. Наступила передышка, но условий для отдыха — никаких. Смоленск переходил из рук в руки 8 раз. Мы даже не ожидали, что в конце концов возьмем его окончательно. Временами доводилось спать под стогом сена. Вся одежда на нас была мокрая, а просушить ее совершенно негде. А я же пошла на фронт, болея туберкулезом. Но скрыла этот факт — сестра сделала за меня флюорографию. Тогда я думала: какая разница, умру я от болезни или погибну в бою. На фронте время летело очень быстро. Было не до болезни, моя хворь отошла куда-то на задний план, главным было другое — как выжить при бомбежке, обстреле, когда пули свистят над головой. Когда теперь спрашивают, как это было на войне, я не могу объяснить словами. Казалось, что все чувства притуплены и уже не реагируешь на смерть товарищей, а только думаешь о том, чтобы выжить самой. Мама дала мне на фронт иконку, которая прошла со мной все испытания. Она и сейчас со мной. Может быть, она мне помогла в тот момент, когда меня ранило в голову. Я тогда вытаскивала замкомандира. Один осколок так и остался внутри. Я все просила вынуть его — уши, знаете ли, закладывает, — но врачи говорят, что уже поздно его доставать, можно повредить нерв. Так и хожу с таким напоминанием о войне.

Стоя на высоком берегу Немана, Зинаида вспоминает о том, как форсировали реку летом 1944 года: несколько раз строили понтонные мосты, но немцы постоянно их разрушали, обстреливали сверху. Тогда мост построили под Гожей. Много солдат погибло при переправе через реку — многие просто не умели плавать. Это ведь в расчет никогда не бралось, умеешь ты плавать или нет.

— Но я всегда оставалась оптимистом, несмотря на то, что видела и что пережила. Старалась не сетовать и не говорить, что мне плохо. Всегда — хорошо. Надо так думать и так говорить.

О несбывшейся любви и любви к мужу

С будущим мужем Зинаида познакомилась в своем батальоне. Он заведовал снабжением подразделения. После войны расписались. Свадьба была скромной — молодожены вечером посидели на кухне, выпили чая — на этом праздничный вечер и закончился.

— На войне мы дали друг другу слово: останемся живы — поженимся. Он был из Ленинграда. Отец его умер в блокаду, а мать — намного раньше, так что он и сестра воспитывались в детдоме. После войны ему не было куда ехать, да и мою квартиру в Рязани разбомбили. Работал председателем колхоза, а потом ему предложили должность в Гродно, вот мы и переехали сюда. Было странно сначала ходить по улицам, где когда-то шли бои. Я иногда и сейчас, когда еду в транспорте, вижу перед глазами те события. С мужем мы прожили тридцать лет. Многое пережили — съемное жилье, безденежье, дефицит. Он умер от рака, уже 30 лет прошло с того момента. Я привыкла уже жить одна, сама зарабатывала, сама как-то выкручивалась.

Чем старше мы становимся, тем чаще вспоминается молодость — и это естественно. Вот и Зинаида говорит о танцах на войне и об ухажерах, которые не обделяли ее своим вниманием.

— Но серьезных кавалеров я старалась не заводить. Было очень много случаев, когда девочки уезжали домой с «приданым». Я этого очень боялась. Дома проблем бы не было, но я была очень строгая в отношениях. Был один очень прыткий ухажер, так за свои «поползновения» получил по физиономии. Всех держала на расстоянии. Было такое, что и начальство клинья подбивало, но я решила, что у меня будет только один муж, а все остальное — баловство. Конечно, я еще раздумывала, выходить ли мне замуж за моего «снабженца», потому что был у меня тогда парень. Мы с ним долго переписывались: он служил в морфлоте. Но его ранило, он остался без ноги. Родители забрали его в Москву, а мне он написал, чтобы я больше его не беспокоила. Я еще долго переписывалась с его сестрой, но с ним ничего не получилось.

Была ли в моей жизни настоящая любовь? Наверное, нет. Жили мы материально тяжело, думали о каких-то элементарных вещах, было не до чувств. Да и желания влюбиться особо не приходило. Конечно, хотелось, чтобы в жизни появился прекрасный принц, который ухаживал бы, заботился и обеспечивал. Но не сложилось. А муж не понимал, как это ухаживать — его детдомовское детство давало о себе знать. Да и я особо ему претензий не предъявляла.

Я, наверное, все успела сделать. Главное — вырастила трех замечательных детей. Уже есть и внуки, и правнуки. Однажды даже довелось поплавать в Черном море зимой. Может быть, иногда жалею, что не получила высшего образования, но тогда было не до этого. Мне 92 года, но я и не заметила, как пролетела жизнь. Что могу посоветовать молодым? Цените каждый день.

Гродно репортаж история интересное стоитпочитать
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов

Общество
Авария гродненской маршрутки на трассе М6 под Воложином, которая унесла жизни двух людей, не оставила равнодушной и жителей других областей Беларуси. Витебский блогер, который уже разбирал примеры неправильно организации дорожного движения, проанализировал случай на трассе М6. Он уверен, что в трагедии виноват не только водитель. Вот его мнение в дословном оформлении: "Я надеюсь, что эту статью увидят в Гродно. Если вы знаете кого-то из пострадавших. Покаж...
Общество
Хорошая зарплата еще никому не помешала. Вопрос в том, где найти такую работу, чтобы рублем не обидели. Пока одни массово уезжают за границу в поисках лучшей жизни, а другие делают ставки на ненужное образование, третьи изучают рынок труда, чтобы не прогадать с выбором профессии, благодаря которой  всегда будут при деньгах. Сайт Гродно 015.BY собрал для вас свежую информацию и составил ТОП-5 блоков вакансий в городе, на которых вы вряд ли будете сводить ко...
Общество
Огромный талант специалистов своего дела ОАО «Стеклозавод «Неман» сотни раз воплощался в поистине уникальных изделиях. Вот и в октябре текущего года в производство запущены хрустальные шахматы. Каждая фигурка восхищает тонкостью работы, точностью линий. Как рассказал журналисту «Лідскай газеты» главный художник предприятия Сергей Шетик (на снимке), шахматные фигуры на заводе одно время уже изготавливались, однако это была ручная работа. – Недавно заново за...
Общество
11 ноября Польша отметила 100-летие восстановления независимости 200-тысячным шествием по улицам Варшавы. Тем временем все больше детей в Беларуси идут учиться в польские школы, в прошлом году - до 13 тысяч. Бывшие выпускники рассказали "Радио Свободе", почему они остались в Польше, как им там живется и кем они себя чувствуют. «У меня двойная национальность» Мария Ануфриева, 24 года, из Волковыска. Живет в Польше 7 лет Окончила польскую школу в Волковыске,...
Общество
На католическом портале Гродненской епархии grodnensis.by в рубрике «Вопросы ксендзу» появился ответ ксендза Андрея Родевича на вопрос «Почему христианину нельзя вступать в БРСМ?». В своей речи священник призывает верующих отказаться от членства в государственной молодежной организации. Родевич апеллирует к тому, что в уставе БРСМ прописано: он является наследником ленинского комсомола, который был антирелигиозным и атеистическим. Ксендз также упоминает, ч...
Видео
Деревня Кулькишки находится возле белорусско-литовской границы. Здесь живут 26 человек, 2 раза в неделю приезжает автолавка. Буквально в нескольких десятках метров от белорусской деревни находится литовская — Соколинка. У многих там есть родственники, иногда пограничники разрешают пообщаться через забор, главное — недолго. Журналист TUT.BY Алексей Судников съездил в Кулькишки и узнал, как там живут люди, что их связывает с Литвой, не пугает ли строительст...
Общество
Архитекторы города уже давно присматривались к огромному пустырю в районе пересечения улиц Врублевского и Курчатова площадью около двадцати тысяч квадратных метров. В итоге выбрали вариант создания зоны отдыха для жителей этого района.  Как сообщили специалисты предприятия «Гроднозеленстрой», разработан проект нового сквера, учтены существующие пешеходные дорожки, которые будут заасфальтированы, освещены, отбиты живой изгородью из кустарников.  Сейчас здес...
Василий Пастернак
Один англичанин ирландского происхождения сказал, что серьёзность - последнее прибежище заурядных людей. А кому охота быть заурядным? Но и легкомысленным человеком тоже ведь не хочется выглядеть в добрых глазах окружающих людей.  А что, если, избегая излишней серьёзности, и не впадая в легкомыслие, порассуждать на тему: «Почему текущий год объявлен годом малой родины, и кто больший космополит: белорус или древний грек?» Многие помнят февральское выступлени...
Новости компании
Сегодня поход в магазин для среднестатистической семьи в Беларуси обходится в среднем в 12,5 рублей. По крайней мере такие цифры озвучивает официальная статистика. Разумеется, средний чек каждого из нас напрямую зависит от привычек, предпочтений и разумности наших трат. При этом последние исследования говорят о том, что люди стали более чувствительны к акции и чаще покупают товары на скидках, иногда изменяя при этом своим привычным брендам. Давайте разбере...