В Гродно преступление на почве гомофобии дошло до суда: шокирующие подробности истории в рассказе пострадавшего

Один из популярных мифов о Беларуси гласит, что местным жителям испокон веков присуща толерантность. История, произошедшая с Игорем в его родном городе Гродно, наглядно показывает неуместность такого обобщения. 

Сайт makeout.by приводит его рассказ от первого лица:

"Соседка по съемной квартире, Оля, познакомила меня с одним из этих «крокодилов» — людьми я их назвать не могу. Она знала о моей ориентации и рассказала обо мне Владимиру (нападавшему — прим. ред.) Ему это не нравилось, но активной неприязни он поначалу не проявлял.

В то время я работал парикмахером, и вот этот парень, Владимир, захотел покрасить волосы. Оля долго меня уговаривала сделать окрашивание со значительной скидкой — через два месяца я согласился.

На тот момент мы с Олей уже разъехались, я стал жить один. Владимир пришел в мою новую квартиру. Сам принес краску, очень плохого качества. Конечно, эта краска быстро смылась. Владимир мне написал про это, и я, добрая душа, согласился еще раз покрасить его бесплатно. Когда краска снова стала смываться, он захотел бесплатно покраситься еще раз, но я ответил, что халявы больше не будет.

После этого посыпались угрозы. Я на них «забил»: мне время от времени угрожают разные люди, но словами все и заканчивается. По крайней мере, раньше так было.

Через две недели я собирался в гости к подругам, успел допечь пирог — и тут звонок в дверь. Я посмотрел в глазок, спросил, кто, но в подъезде было темно, а в ответ мне пробормотали что-то невнятное. У меня на кухне протекает кран — я решил, что, возможно, нечаянно затопил соседей снизу, и открыл дверь…

«Я всегда считал, что человек — это что-то высокое, что он к чему-то стремится… Меня научили уважать здоровье и жизнь другого, это та ценность, которую воспитала во мне семья, и я просто не понимаю, как можно было делать то, что делали они»

Их было двое. Первые удары они нанесли мне сразу в прихожей, захлопнули дверь и потащили в комнату. Там избиение продолжилось.

Потом Владимир заставил его красить. Пока я делал это, Сергей продолжал наносить мне удары и отпускал комментарии по поводу моей сексуальной ориентации. Затем он надел на руку пакет (чтобы не оставлять отпечатков) и стал рыскать по квартире, ища, чем бы поживиться. Когда вернулся, ударил меня по почкам. От дикой боли я упал: у меня хронический пиелонефрит, почки очень чувствительны. Пока я корчился на полу, они вдвоем били меня по почкам. Потом подняли, чтобы я смыл с Владимира краску. Я надеялся, что теперь они уйдут — Владимир ведь уже получил то, что хотел. Но они и не думали покидать квартиру.

«Мы еще не повеселились», — сказал Сергей [второй нападавший — прим. ред.]. Он взял нож, направил на меня и приказал мне съесть презерватив. Я не мог его проглотить, просил воды — в ответ они продолжали меня бить. Сергей обмотал рубашкой руку, в которой держал нож, сказал: «Я не хочу испачкаться в твоей крови».

Он приставил мне лезвие к горлу, а Владимир затянул на моей голове пластиковый пакет. Я стал вспоминать, что в таких случаях делали в фильмах или сериалах, думал, как могу спастись. Воздух заканчивался, в глазах темнело: на последнем усилии я вдохнул пакет и прогрыз его. Тогда они сняли целлофан, позволив мне встать. На нервах я потянулся за сигаретой, и Сергею в голову пришла еще одна «идея»: он поднес горящую сигарету к моему глазу, пока Владимир держал меня, заткнув кляпом рот.

Потом вспомнили про презерватив. Сказали, что не уйдут, пока я его не съем. Я боялся, что если попытаюсь проглотить его, то просто задохнусь, что он раскроется и забьет легкие. Попросил воды и, когда они вышли, разгрыз презерватив на маленькие кусочки. Вместо воды они принесли кружку мочи. Мне пришлось запить презерватив мочой. И они заставили меня допить до конца.

Когда мы еще жили в квартире с Олей, она отломала от плиты ручку во время какой-то тусовки. Потом я заменил ее новой, а ту, отломанную, забрал на новую квартиру — как сувенир. Владимир заметил эту ручку на кухне. Им пришла еще одна «идея» — засунуть мне эту ручку в анальное отверстие. Они пытались стянуть с меня штаны — я изо всех сил сопротивлялся, и они били меня все более жестоко. Владимир решил отбить мне пятку, чтобы я не смог ходить, и бил так сильно, что ручка в конце концов сломалась.

«Забрав награбленное, они наконец ушли. Взяли два телефона, немного денег… И два тома «Дон Кихота» — такие читающие упыри оказались»

Я еще пять минут лежал на полу, потом кое-как доковылял до прихожей, машинально положил в пакет пирог и вышел на темную лестничную площадку. Надо было как-то добраться до подруг, позвонить девочкам, но телефоны забрали. Я пробовал стучать к соседям: старушка сверху отказалась мне помогать, но мужчина с моего этажа помог спуститься вниз. Без его помощи я не знаю, как справился бы.

Мои девчонки приехали за мной на такси. Они знали, что я никогда не опаздываю и всегда звоню: когда выхожу, когда задерживаюсь… И что если я не приехал и не позвонил, то что-то случилось. Увидев меня, они сразу поняли, что приехали не зря. Я был в крови, в синяках, было ясно: что-то серьезное произошло. Я рассказал им все, пока рассказывал, у меня случилась истерика. Они вызвали милицию.

Одного поймали через несколько часов, второго — через три дня. В милиции удивлялись, как хорошо я держу себя в руках, как спокойно рассказываю. Дальше были следственные действия, куча допросов, две очные ставки…

Вся эта невыносимая жестокость шла в основном от Сергея: он все говорил, как ненавидит «пидо***», как нас всех надо «мочить». Во время очной ставки с ним у меня случилась паническая атака, и меня еле уговорили продолжить. Было так страшно, что я хотел просто бежать оттуда как можно дальше.

Самое «смешное» в этой ситуации — это их родители. Они захотели со мной встретиться, но не для того, чтобы попросить прощения, а чтобы купить мое молчание. Родители Владимира предложили трехлитровую банку меда — «очень полезного», как они утверждали. Когда я отказался, захотели встретиться с моей матерью: говорили ей, что купят мне айпад. От этого мы тоже отказались. От мамы Сергея я узнал, что «во мне нет бога». Потом она предложила оплатить мой долг перед фондом соцзащиты (около 5 миллионов неденоминированных рублей). Но это мой косяк, мой долг, и я сам заплачу. Я сказал им, что все буду решать только через суд. Что хочу, чтобы все было по справедливости.

«Я не хочу их «засадить» — мне важно, чтобы они поняли, что я чувствовал. Мне кажется, что насильники, педофилы и подобные граждане должны знать, что испытывают их жертвы»

Сейчас я хожу к психотерапевту. Вижу потенциальную угрозу в каждом человеке. Мне некомфортно ездить в транспорте, выходить на улицу в темное время суток. Появилась бессонница — сегодня вот иду покупать снотворное"

*****

19 октября 2016 года по делу состоялось первое слушание. В ходе заседания заслушивались показания пострадавших (в их числе оказался не только Игорь, но и хозяйка съемной квартиры, которой принадлежали украденные книги, а также мужчина, на чьей машине нападавшие попрыгали, прежде чем пойти домой к Игорю).

Интересы обвиняемых представляли адвокаты, пострадавшие же обошлись без услуг защитников. Игоря пришли поддержать мама и несколько подруг, к Владимиру и Сергею пришли их семьи. 

У Владимира и Сергея — три общих пункта обвинения: ч. 2 ст. 384 («Принуждение к выполнению обязательств, совершенное повторно, либо с применением насилия, либо организованной группой»), ч. 3 ст. 339 («Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением оружия, других предметов, используемых в качестве оружия для причинения телесных повреждений, применением взрывчатых веществ или взрывных устройств либо совершенные с угрозой их применения, при отсутствии признаков более тяжкого преступления») и ч. 2 ст. 206 («Грабеж, соединенный с насилием, не опасным для жизни или здоровья потерпевшего, либо с угрозой применения такого насилия, или совершенный повторно либо группой лиц, или с проникновением в жилище»). У Владимира, кроме всего перечисленного, есть обвинение по ч. 1 ст. 339 («Хулиганство, совершенное повторно, либо группой лиц, либо связанное с сопротивлением лицу, пресекающему хулиганские действия, либо сопряженное с причинением менее тяжкого телесного повреждения»).

Владимир полностью признал вину по одному пункту обвинения (ч. 1 ст. 339), еще с тремя согласился частично. Сергей частично согласился по одному пункту обвинения (ч. 2 ст. 384), по двум другим полностью отрицал свою вину. Игорь не простил нападавших и попросил суд наказать их максимально строго. 

17 января, спустя три месяца судебных разбирательств, судья вынес решение по делу: Владимира и Сергея приговорили к 5 годам «химии»* (прокурор запрашивал лишение свободы на тот же срок). Суд также предписывает им выплатить по 2 тысячи деноминированнных рублей пострадавшему (вместо запрашиваемых десяти). 30 января, в последний день возможного срока обжалования приговора, обвиняемые воспользовались своим правом подать апелляцию. Неизвестно, насколько еще затянутся тяжбы. Игорь говорит, что очень устал от этого, однако отступать не намерен. И это очень важно, поскольку в Беларуси крайне мало прецедентов, когда гомофобные преступления справедливо и непредвзято расследуются, а виновные впоследствии несут наказание в соответствии с законом.

Читай сайт Гродно 015.BY «ВКонтакте» - https://vk.com/grodno015
Читай сайт Гродно 015.BY «Однокласники» - https://ok.ru/grodno015
Читай сайт Гродно 015.BY «Фейсбук» - https://www.facebook.com/grodno015

Гродно гомофобия суд подробности
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов

Общество
В середине минувшей недели упали цены на нефть. Автомобилисты заподозрили, что аналогичный шаг сделают и цены на топливо на АЗС страны. Но нет. Говорят, предыдущие удорожания не компенсировали изменения стоимости сырья. Так что уже сегодня, 18 ноября, каждый литр будет стоить на копеечку дороже. С 18 ноября 2018 года на автозаправочных станциях РБ цена бензина АИ-92-К5-Евро составит 1,42 руб., АИ-95-К5-Евро — 1,51 руб., АИ-98-К5-Евро — 1,72 руб., ДТ — 1,51...
Криминал
В Сморгони будут судить 35-летнего мужчину, который из ревности разбил электрический щиток, оконное стекло на площадке и зеркало в лифте многоэтажного дома. Прокуратура направила в суд уголовное дело по обвинению дебошира в хулиганстве. Прокурор Сморгонского района Андрей Клышевич рассказал: – Мужчина встречался с девушкой, у которой есть ребенок от ее бывшего сожителя. По какой-то причине они расстались, но 18 сентября девушка позвонила ему, и во время ра...
Общество
Эксперты подняли вопрос о целесообразности и экономической выгоде проекта Беларуси по строительству АЭС. Ведь сейчас будущих покупателей электроэнергии у данной АЭС остается все меньше. Такую потерю интереса к белорусскому ресурсу уже подтвердил и представитель МИД Финляндии. В итоге специалисты решили проанализировать, что же именно будет делать страна с этой энергией и как возвращать потраченные в пустую миллиарды? Известно, что Минск собирается уже чере...
Актуально
После новостей о том, что в белорусских аптеках сложно найти некоторые лекарства, белорус Дмитрий решил прикупить упаковку популярного средства от простуды. «В Белостоке „Терафлю“ мне продали без рецепта, поэтому на границе я спокойно отправился по „зеленому“ коридору. Но к средству от простуды у таможенников возникли вопросы, — объяснил читатель. — Выяснилось, что в нем содержится псевдоэфедрин». Хорошо, что дозировка не превышала норму, Дмитрия пропустил...
Мнение
"Давите пешеходов. Они должны усвоить, что раз не платят дорожный налог, то не имеют права шляться по тому, что им не принадлежит!" - это сказали не мы, это цитата Джереми Кларксона, экс-ведущего Top Gear.  Но если отбросить цинизм и желание пролезть с этой фразой во все щели, то суть понятна: водители и пешеходы еще долго будут по разные стороны баррикад, даже несмотря на то, что первые иногда становятся вторыми и наоборот. По крайней мере в нашей стране...
Общество
Журналиста портала intex-press.by поехала в Польшу на отдых с мыслями о спокойствии и расслаблении. Но в итоге весь отпуск прошел как один сплошной стресс. Почувствовав недомогание с первых дней, ей пришлось обратиться к местным врачам. Вот тут и началось всё самое интересное. Приводим её рассказ как есть без изменений. "Оформляя стандартную страховку для выезжающих за границу, я, как и многие туристы, была уверена, что в случае чего родное страхование не...
Статистика
Зарплаты белорусов, вопреки прогнозу и ожиданиям властей, падают. В сентябре средние заработки в стране упали почти на 24 рубля и составили 964 рубля. А как зарплаты белорусов выглядят на фоне доходов соседей? Напомним, падение средней зарплаты по стране в сентябре нашло четкое отражение в жизни отдельных районов. Как следствие, уменьшилось количество регионов, где средняя зарплата превысила эту планку. Снова появились и такие районы, где средняя получка н...
Юрий Комягин
Подавляющее большинство белорусов в советское время побывали «на картошке». И неважно, где ты жил и чем занимался. Наступала осень, и на белорусские поля высаживались, как это тогда называлось, «трудовые десанты». На уборку картофеля я впервые попал еще будучи школьником. Дважды закалку бульбой проходил в студенческие годы. После окончания университета стал работать на Гродненском радио, но прошло буквально несколько недель – и вновь позвала труба. Несколь...
Общество
Авария гродненской маршрутки на трассе М6 под Воложином, которая унесла жизни двух людей, не оставила равнодушной и жителей других областей Беларуси. Витебский блогер, который уже разбирал примеры неправильно организации дорожного движения, проанализировал случай на трассе М6. Он уверен, что в трагедии виноват не только водитель. Вот его мнение в дословном оформлении: "Я надеюсь, что эту статью увидят в Гродно. Если вы знаете кого-то из пострадавших. Покаж...